image-zoom
image_telefonez_malenkij_bog_belyh_vorotnichkov_1489045273248.jpg

Телефонез – маленький Бог белых воротничков

Проза

Если вы, находясь у себя на работе, случайно заметите маленького человечка, одетого в зеленый костюм с красной телефонной трубкой, торчащей из его головы, над оттопыренными смешными ушами не говорите:

- Черт меня подери, это что такое?

Или:

- Лопни мои глаза, если я прямо в эту минуту не сплю и вижу мужика с телефонной трубкой в башке.

Или даже:

- Провалиться мне на этом месте, если мне это все не сниться.

Потому как вам встретился всемогущий, но очень обидчивый бог «белых воротничков», по имени Телефонез, который с легкостью исполнит все ваши желания, ибо именно за этим он и прибыл в ваш офис. И скорее всего, только вы проговорите свои пожелания, за вами явятся черти, у вас вылезут глаза, а то вы и вовсе провалитесь, не слезая со своего замечательного кожаного кресла на колесиках.

Не смотря, на свое божественное происхождение, Маленький Телефонез очень завидовал своим подопечным. Завидовал тому, что они работали пять дней в неделю, с двумя выходными - субботой и воскресением. У Телефонеза выходных не было. Когда весь мир уходил на уикенд, введенный с легкой руки американцев в обиход, в субботу на работу выходили после своего выходного - пятницы арабы, а в воскресенье к ним прибавлялся еще и ушлые евреи. Именно эти две нации не давали уставшему божку отправиться вместе со всем миром на отдых. Такой напряженный темп жизни в течение нескольких веков привел к тому, что из доброго бога исполняющего желания всех трудящихся, Телефонез превратился в злорадного и ехидного божка, всячески стремящегося навредить своей ничего не подозревающей пастве. Самым же заветным желанием самого Телефонеза, было стереть с лица Земли два замечательных народа, не дававших ему возможности отдохнуть. Единственное, что еще могло спасти эти две нации - объявление субботы и воскресенья - выходными днями, но кто им об этом скажет? Наступит день, и все они при некоторой помощи со стороны Телефонеза исчезнут с лица Земли навсегда, и Маленький бог, наконец, получит возможность уйти вместе со всеми на уикенд.

Именно об этом размышлял Телефонез, проникнув в подвал конторы кожгалантерейной фабрики, в одном из приморских городов нашей страны.

Только что Телефонез прибыл с берегов туманного Альбиона. Там он появившись в небольшом офисе страховой компании в четверг и прочитав самые заветные желания работников этой компании уже к вечеру пятницы знал, о чем все они поголовно мечтают. И вот в воскресенье утром, сотрудники покупавшие в течение двух лет лотерейные билеты Национальной лотереи Англии в складчину, выиграли самый крупный Джек - Пот за всю историю страны.

Было ровно восемь часов утра, когда Телефонез сел на старый деревянный стул, брошенный, вместе с другой отслужившей свой срок мебели в самом темном углу подвала.

«Тут я надеюсь, тоже будет не сложно, хотя судя по тому, сколько людей работает в этом огромном здании, недельку мне повозится, все-таки придется», - подумал он.

Телефонез замер, настраиваясь на тяжелый рабочий день, за который он должен был уловить желания работников, служащих на пяти этажах, расположенных над его головою. Через пять минут он услышал, окрашенные в красный цвет слова; самые заветные желания всегда окрашены в яркие цвета:

- А гори оно все синим пламенем, как все надоело. Одно и тоже, одно и тоже, и когда же все, наконец измениться.

Марина, произнесшая эту гневную тираду, работала в кабинете на первом этаже, расположенном прямо над тем местом, где сидел Телефонез. Высказавшись, она опять погрузилась в гору бумаг, высящихся перед ней на столе. Она составляла ежемесячный отчет, ее поджимали сроки, а Марина все никак не могла закончить, в отчет вкралась ошибка. Ошибка в тридцать копеек спряталась от нее в одном из столбиков цифр, открыженных уже карандашом, и ручкой с синей пастой и красной пастой и ехидно посмеивалась над стараниями бухгалтера. Поиски этой ошибки повторялись из месяца в месяц и очень нервировали девушку. Телефонез немного задержался над ней, вдруг она еще что-нибудь скажет, но Марина, погрузившись в работу, молчала.

Тогда он перешел с первого этажа на второй и там услышал:

- Как вы мне все надоели. Глаза б мои вас не видели. Куряги! Все задымили. Хотите сами травится, так закрывайте дверь и травитесь. Почему другие должны дышать этой гадостью. Когда вы уже сами задохнетесь в этом дыму?!

Это кричала в дверь открытой на втором этаже курилки женщина, по несчастливому обстоятельству, работающая на том же этаже и периодически, для поддержания себя в тонусе, выстреливающая такими тирадами в дымный воздух, выдуваемый несколькими десятками прокуренных глоток. В ответ ей обычно вяло отбрехивались. Знали, тетя Лида покричит, покричит, и опять будет невозмутимо проходить мимо. Аккуратно до следующего понедельника. Телефонез заглянул в распахнутую дверь курилки, в его голове начала формироваться идея, пока еще столь же туманная, как и воздух в самой комнате.

Но что бы действовать наверняка и не ошибиться двух пожеланий, даже столь явственных ему было мало, поэтому Телефонез мысленно поднялся со второго на третий этаж.

Там сидели сонные мухи, спали сонные пальмы в кадках, медленно катала остро оточенный карандаш засыпающая секретарша. И все было тихо и мирно, не считая мыслей этой самой секретарши.

- Что бы придумать? - думала она, - день тянется и тянется. Никакого разнообразия. Вот сейчас, придет почта, разложу ее по папочкам. Меня вызовет директор, попросит кофе. Сделаю кофе, отнесу ему. Переживу поглаживание по ноге. Выше лезть старый ловелас боится. Потом явится пожарник. За ним главный механик. Будут ходить другие начальники рангом пониже. Кто-то пошутит, кто-то сплетню очередную принесет, протухшую еще вчера. Дальше обед. Суп и котлетка. Может хоть салатиком сегодня в столовой побалуют. Ну как им самим не надоедает готовить одинаковые блюда. А потом до пять часов все тоже самое. Скучно. И завтра, и через неделю. Ничего не изменится. Ну, хоть бы что-то уже случилось. Хоть пожар, хоть наводнение, хоть бы мне забеременеть да в декрет уйти.

Весь четвертый этаж тоже мечтал уйти, куда глаза глядят. Причем как можно скорее. Понедельник, по-видимому, здесь все ненавидели.

А на пятом этаже было пусто. Одни арендаторы выехали, новые не заехали. И Телефонез не стал там задерживаться.

«Да тут еще легче, чем в Англии, - подумал Телефонез, - столько людей, а желания у них такие простые. И главное я знаю, как сделать так, что бы сбылось желание каждого. Каждого! - божок довольно потер маленькие руки в зеленых перчатках.

Он вышел из своего угла в подвале и подошел к толстому кабелю, жилистой змеею, ползшему под самым потолком. Телефонез задрав голову к верху, стал смотреть на него. Вначале ничего не обычного не происходило. Потом, из самой середины провода появился маленький кудрявый голубой дымок. Он курился и курился, пока не стал объемнее и сильнее. Начали мигать лампы. Коридор окутался сизым едким дымом, но маленький человек по-прежнему стоял на одном месте.

Потом убедившись, что кабели не потухнут, он неторопливо пошел к выходу из подвала. Задержался около одной из дверей, уловив мысль:

- Ох, гореть мне в гиене огненной за мои грехи.

Телефонез удовлетворенно вздохнул и покивав головой подпер дверь тяжелым шкафом, с другого конца коридора. Этот шум ненадолго привлек внимание женщины - кладовщицы местной столовой, бывшей за дверью. Но она, подумав, что этот шум ей просто послышался, вернулась к своему повседневному занятию. Обвешиванию и отливанию.

Итак, пробыв на своем последнем месте работы всего лишь час, Телефонез стремительно удалялся прочь от загорающегося здания. Было девять часов утра, и до начала следующего рабочего дня Маленький Бог был абсолютно свободен.



Виктория Земскова

3 Марта 2011




Читайте также

  Волна и остров
  Сама пишу – сама и троллю!
  Как я с ленью боролась
  Слеза дракона
  Парик
  Слово – шаг

МЕТКИ

сатирическия прозаюморрассказ

Поддержите проект, поделитесь с друзьями


НАША ГРУППА ВКОНТАКТЕ


ВСЕГО КОММЕНТАРИЕВ: 1 КОММЕНТИРОВАТЬ
гавриил email
26 Января 2017, 9:27
Про лень в точности как у меня)



 


НА ВЕРХ