image-zoom
image_sleza_drakona_1489045402573.jpg

Слеза дракона

Проза

ПРЕДИСЛОВИЕ

Никто не знал, откуда появилась Мейб при дворе, но все согласились, что это произошло как нельзя более кстати. Молодая королева, третья жена по счёту короля Зига, уже две недели болела непонятной болезнью. Ко двору со всех концов царства ехали в повозках и шли пешком целители и колдуны. У её постели побывали все, начиная от увешанных регалиями и знаками отличия величественных верховных жрецов, до лесных ведьм, с колтунами в волосах и бельмом в глазу, оставляющие после себя такую густую вонь, что приходилось на несколько часов открывать во дворце все окна, чтобы проветрить комнаты от тяжёлого духа их присутствия. Но никто не смог ей помочь или хотя бы назвать причину болезни. Так и лежала королева целыми днями на высокой постели, в затемнённой спальне с закрытыми наглухо шторами. Она отказывалась от еды, никого не узнавала и почти ничего не говорила, только время от времени издавала жуткий вопль, который наполнял страхом тех, кто имел несчастье его услышать.

Была допущена к ней и новоприбывшая целительница. Она выгодно отличалась от остальных, желающих вылечить королеву. Была опрятна, аккуратно одета и выглядела больше аристократкой, чем лесной ведьмой. Мейб так же отличалась от обычных жителей, населяющих Катанию - царство Зига. Она была светловолоса и довольно высока для женщины, широкая в кости и в силе не уступала мужчине-воину.

Мейб внимательно оглядела королеву, не смущаясь ревнивых взглядов придворных медиков, и виновато развела руками.

- Увы. Я прибыла слишком поздно. Болезнь полностью овладела нашей королевой. Её уже не спасти. Единственное, что я могу сделать, это облегчить её страдания.

Тут же в комнате, в камине, украшенном лепниной и бронзой, на небольшом треножнике Мейб приготовила ароматное питьё из неизвестных никому из присутствующих трав, и напоила целебным отваром больную.

Через несколько минут королеве, и в самом деле, стало легче. Перестал выступать ежеминутно холодный пот и, наконец, прекратились ужасные крики, пугающие жителей дворца последние дни. Все вздохнули спокойно, и впервые за время болезни королевы, смогли выспаться.

На следующий день король, которому доложили о перемене к лучшему в больной, принял целительницу в тронном зале. Там он церемонно приветствовал её, и присутствующие говорили, что вёл себя король совсем не так, как должен вести себя муж, у которого в соседней комнате при смерти лежит жена.

К сожалению, в это утро, которое выдалось свежим и солнечным, царедворцы были так заняты, что никто не заметил, как тихо, не приходя в сознание, покинула их мир больная королева. Король все ещё беседовал с Мейб, когда, наконец, ему доложили об её смерти. Король ненадолго впал в скорбь, но целительницу так и не отослал со двора. Когда траур по умершей королеве закончился, никого не удивила скорая свадьба короля Зига и целительницы Мейб. Все знали, что Зиг был легкомысленным любителем женщин, если конечно, так можно говорить о короле. А Мейб очень красивой женщиной.

Новую королеву полюбили все, кроме родных дочерей Зига. Прошлые три королевы оставили неунывающему вдовцу, целую плеяду разновозрастных детей. Среди многочисленных дочек, для которых уже не хватало имён, был и единственный сын, а в будущем наследник трона, принц Олвен. Королева так же невзлюбила отпрысков Зига от других женщин. Дошло до того, что она принялась в открытую притеснять их, не стесняясь короля. Впрочем, король мало во что вмешивался, буквально околдованный своей молодой женой. Кто скажет, что так и не было? Что стоило могущественной колдунье применить магию ради того, чтобы навести лад в своей семье? Через несколько месяцев двор зажил совсем другой жизнью. Олвен был отослан с войском к южной границе, где происходили мелкие стычки с соседним государством Моретанией. Миссия его называлась важной и освободительной, но на самом деле напоминала ссылку опального сына. А принцесс королева почти превратила в служанок. Они должны были прислуживать при дворе ей и королю, выполнять мелкие поручения, а особенно провинившихся, даже заставляла стирать свои рубашки. Неизвестно сколько времени это продолжалось, но случилась так, что одна из принцесс Элиса, выросла и полюбила храброго воина Брана.

1.

Бран, одетый в свой самый нарядный камзол и без оружия, вот уже полчаса томился в пред покоях тронного зала. Он итак заметно нервничал, скованный важностью своей миссии, а длительное ожидание, приправленное неимоверной жарой, просто изводило его. Бран прибыл во дворец, чтобы просить руки Элисы, дочери короля. Он надеялся, что его просьба будет удовлетворена, ведь король благоволил своим воинам. А королева Мейб особенно выделяла статного и красивого Брана среди других, поэтому молодой воин не видел препятствий к исполнению своего самого заветного желания. Наконец, резные створки двери распахнулись и Брана пригласили внутрь.

Бран вначале немного оробел. Обстановка тронного зала была величественной и роскошной. Его размеры поражали воображение, и идущий к трону человек буквально терялся под высокими потолками, впрочем, именно так и было задумано при его строительстве. Король и королева сидели на тронах, а перед ними в два ряда стояли царедворцы. Бран заметил и принцессу Элису. Тут же его щеки вспыхнули, а сердце сильно заколотилось в груди. Усилием воли воин, взял себя в руки. Не время волноваться. Когда он дошёл до трона, то уже совсем овладел собой и смог изящно, не отходя от необходимого протокола, приветствовать своих властителей.

- С чем пожаловал, храбрый воин? - ласково улыбнулась королева.

Бран ещё раз поклонился, посчитав, что в этом деле лишним поклон не будет и подняв глаза на короля и королеву, ответил:

- Прошу вашей милости.

- Милости? Что же это за милость? – Видя, что воин замялся, королева пожурила его, - ну, как мы сможем её тебе оказать, если не знаем о чем идёт речь.

- Речь о вашей дочери и обо мне.

- О которой? – Наконец, очнулся от своих грёз король.

- Об Элисе.

- А что Элиса? – Зиг наморщил лоб, он не понимал молодого воина. Все принцессы до сих пор оставались старыми девами и жили во дворце. Что-то странное каждый раз случалось с их женихами, поэтому уже давно никто не приходил просить их руки. Но королева сразу поняла, о чем говорит Бран.

- Ты хочешь жениться на нашей дочери Элисе? – подавшись вперёд, с ещё большей мягкостью в голосе, спросила она.

Но если бы Бран в этот момент заглянул в её глаза, то увидел в них холодный блеск стали. Но Бран не смотрел на королеву, он искал взглядом свою принцессу.

- Да. Если буду достоин такой чести, то прошу руки вашей дочери, принцессы Элисы.

- Это ты славный воин, оказываешь нам честь своим предложением, - вмешался в разговор обрадованный король. – Элиса, дочка, выйди к нам.

Толпа царедворцев расступилась, показалась Элиса. Она выглядела, как истинная катанка. Невысокая, тоненькая, с черными тяжёлыми косами, кареглазая и улыбчивая. Весёлой ласточкой вспорхнула она на дорогой ковёр перед троном и почтительно остановилась перед родителем. Все залюбовались принцессой и заулыбались в ответ на её улыбку.

Элиса опустила длинные черные ресницы и мрачная тень на мгновение упала на её лицо, предвещая скорое и неизвестное несчастье. У присутствующих сжалось сердце от плохих предчувствий, только молодые ничего не замечали, продолжая улыбаться.

- Дочка, - обратился к принцессе король Зиг, сделав попытку привстать ей навстречу, но тут же был остановлен королевой. Мейб ласково положила ему на рукав камзола широкую ладонь, и он остался сидеть на троне, словно пригвождённый к нему силой. Король запнулся и повторил:

- Дочка, только что мы выслушали предложение руки и сердца от нашего славного воина, Брана. Он из хорошей семьи, единственный продолжатель блистательного рода герцогов Басков. В свой час унаследует их земли и герцогский дворец. Мы желали бы тебе такого мужа, но что на это скажешь ты?

- О, отец, - со слезами в голосе, вскрикнула обрадованная принцесса, - я буду счастлива, если вы дадите согласие на наш брак.

- Не нужно столько страсти, дорогая, - назидательно обратилась к падчерице королева Мейб, - помни, что ты принцесса.

- Простим её. Бедное дитя так счастливо! - воскликнул расчувствовавшийся король. – Что ж герольд трубите трубы, объявляйте народу о сегодняшней помолвке.

Это послужило сигналом для царедворцев, броситься к Брану и принцессе Элис с поздравлениями.

2.

Вечером в комнату к Брану постучалась маленькая служанка. Это была крестьянская девочка лет двенадцати, одетая в тёмное длинное платье, но уже с выражением порочности на лице.

- Чего тебе? – Бран встретил её неласково, так как принял за одну из свободных женщин, ошивающихся в больших количествах около воинских казарм. Возраст им был не помеха, так как часто в это ремесло их приводили близкие родственники.

- Меня прислала за вами госпожа, - ответила служанка. – Не угодно ли вам следовать за мной.

Бран пригляделся к девочке, он никогда не видел её в окружении Элисы, но это ничего не значило.

- Подожди меня здесь, - ответил воин и закрыл дверь.

Ему нужно было одеться. Когда раздался стук в дверь, он уже снял с себя костюм, в котором ходил на приём во дворец и готовился ко сну. Бран быстро оделся, плеснул в лицо холодной водой и пристегнул к поясу короткий меч. Через пять минуту молодой воин следовал за служанкой, которая хоть и не пользовалась светом, тем не менее, хорошо ориентируясь, вела его по кривым городским улочкам. Они сделали столько поворотов, что уже через некоторое время Бран полностью перестал ориентироваться в том, где он. Его начали одолевать сомнения по поводу девчонки. Он положил руку на рукоять меча и приготовился быть настороже, в случае, если маленькая служанка вела его прямиком в ловушку.

Наконец, они вышли к большому, ничем не примечательному дому, ограждённому таким высоким частоколом, что нельзя было заглянуть через него вовнутрь. В таких домах обычно находились воровские притоны и проворачивали всякие тёмные дела контрабандисты. Бран хорошо знал об этом, так как принял участие во многих рейдах по их разгрому. Служанка остановилась перед калиткой в воротах и знаком пригласила Брана, следовать во двор.

- Ты хочешь сказать, там меня ждёт принцесса? – с сомнением спросил Бран.

- Не принцесса, а госпожа. – В темноте сверкнули в улыбке острые и мелкие зубы служанки.

- А кто твоя госпожа?

- Войди и узнай воин. Неужели ты боишься? – дерзко ответила служанка.

За калиткой, рядом с Браном раздался еле слышный шорох, Бран отвлёкся на него, а когда обернулся к служанке, увидел, что улица рядом с ним пуста. Маленькая чертовка завела его непонятно куда, а потом исчезла. Бран пробормотал еле слышное ругательство про себя, пообещав найти и разобраться с ней позже. Перехватив меч удобнее в руке Бран, толкнул калитку и вошёл во двор. Собак тут не держали, поэтому Брана встретила тишина. В доме приветливо светились окна, а входная дверь стояла распахнутой, приглашая войти. Ну, точно ловушка. Что ж, они у него дождутся, он готов.

Бран, в два прыжка одолел расстояние между воротами и домом, наставив на неведомого врага, оружие. Ветром он ворвался в комнату, огляделся и застыл в изумлении. Комната, куда он попал, была большой, очень большой. Чтобы её устроить в доме снесли все перегородки. На полу лежали выделанные меховые шкуры, по стенам развешено разнообразное оружие и пучки пряно пахнущих трав, и везде где хватало глаз, лежали книги в тяжёлых украшенных драгоценными камнями переплётах. И посреди комнаты, на невысокой оттоманке, покрытой белоснежным мехом единорога, возлежала хозяйка всего этого великолепия, целительница и королева Мейб.

- Королева, - Бран спрятал оружие и почтительно склонил голову перед Мейб. – Простите, что нарушил ваше уединение. Одна маленькая плутовка, видно по ошибке, завела меня сюда и сбежала.

- Герда? – Королева рассмеялась, - да, она такая.

- Простите, я не понял.

- Какой же ты непонятливый, Бран. Герда служит мне и это я послала её за тобой. Присаживайся рядом, нам нужно поговорить.

Мейб похлопала по месту рядом с собой на диванчике.

- Как прикажете, королева.

Бран подошёл к оттоманке, но она была небольшой, поэтому воин опустился рядом с диванчиком на шкуру белого медведя, опершись спиной на его оскаленную морду.

- Я вас слушаю.

- Скажи мне, что это ты удумал жениться на Элисе?

- Я люблю её, королева.

- Но ведь она просто маленькая дикарка. Кожа смуглая, волосы черные, глаза словно вакса у королевского сапожника. Подумай, разве приятно тебе будет видеть её перед собой каждый день?

- Я не понимаю, к чему этот вопрос, королева. - Не понимаешь?

Мейб наклонилась к воину, платье вверху разошлось и Бран увидел в проём её белые и тяжёлые груди. Он поспешил отвести глаза в сторону, как на его затылок опустилась прохладная ладонь королевы и принялась ласково поглаживать его. Бран уловил тяжёлый запах мускуса, идущий от женщины. Он обволакивал его, дурманя голову и воин почувствовал, ещё чуть-чуть и он потеряет сознание. Словно в тумане, он услышал.

- Посмотри на меня, воин, - попросила Мейб, - разве я не прекрасна? Разве ты не хочешь свою королеву?

Поняв, что больше не выдержит её близкого присутствия Бран вскочил на ноги.

- Извините, я видно не так вас понял.

Под его взглядом оскорблённая королева запахнула платье на груди и гордо выпрямилась.

- Да. Вы молодые такие непонятливые. Что ж, давай тогда выпьем вина за ваш счастливый союз с Элис.

Она встала и очень близко, задев его краем одежды, прошла мимо Брана к низкому столику, который стоял у стены, рядом с входом в комнату. Пока она разливала по бокалам вино, Бран смог прийти в себя. Его единственное желание было бежать отсюда без оглядки, как можно скорее. Он уже поклялся себе, что никому не расскажет о сегодняшнем приключении. Во-первых, ему могут не поверить, а во-вторых, что будет, если молва об этом дойдёт до его обожаемой Элис и короля Зига?

Поэтому, когда королева вернулась к нему, неся в каждой руке по высокому бокалу до краёв наполненных жидкостью тёмно-красного цвета, он без колебаний осушил до дна один из них, совсем не почувствовав странного привкуса на языке.

- До свиданья, воин. - Мейб так же, как и он, выпила вино до дна и отсалютовав Брану пустым бокалом, наконец, отпустила его.

Словно в тумане, Бран покинул дом и вышел на улицу. Ночной воздух немного взбодрил его и он почувствовал себя лучше. Не успел он подумать о том, как добраться домой, как перед ним возникла фигурка маленькой служанки. Девчонка присела в коротком реверансе.

- Следуйте за мной, храбрый воин. Я отведу вас домой, к казарме.

Брану ничего не осталось другого, как вновь отдаться её чутью. Обратный путь был не таким гладким, как тогда, когда они шли на встречу к госпоже. Им приходилось то и дело останавливаться, потому что молодому человеку с каждой минутой становилось всё хуже и хуже. Туман, который вначале рассеялся, опять плотно заполнил голову. Брана то и дело кидало в жар, по всему телу выступил обильный пот и кожа начала противно зудеть. Иногда воину становилось настолько плохо, что он даже не помнил, кто он и куда идёт. Последние метры он прошёл, опираясь всем телом на маленькую проводницу. Тогда Бран уже почти ничего не видел, поэтому не заметил, что они миновали городские ворота и пошли по направлению к пустоши, проклятому месту, куда с наступлением темноты боялись заходить даже самые отчаянные смельчаки. Когда силы полностью оставили воина и он рухнул на землю, маленькая служанка ещё немного задержалась рядом с его телом, шаря ловкими воровскими ручками по многочисленным карманам одежды. Наконец, и она оставила его и Бран приготовился к смерти.

3.

Как ни странно, когда наступило утро, Бран так и не умер. Не мог он и встать. Слабость, которая овладела телом была настолько сильна, что он не мог пошевельнуть ни рукой, ни ногой, ни позвать на помощь. Хотя даже если бы и мог, вокруг всё равно не было ни одной живой души. Маленькая служанка хорошо знала своё дело, и завела его в самую заброшенную и малопосещаемую часть пустоши. Но наибольшую муку приносила Брану жажда, не отпускающая его ни на секунду. Ему казалось, что рот заполнился огнём и серой и ещё чуть-чуть и он будет выдыхать их наружу, грозя сжечь всё вокруг. Не было ни сантиметра на теле, где кожа не зудела и не нарывала. Бран не мог даже открыть глаза, чтобы посмотреть, что с ним происходит. Так и лежал в неведении, не в силах даже застонать. Время от времени муки, терзающие его тело становились настолько сильными, что Бран на несколько часов терял сознание. Так не умирая, на грани жизни и смерти, провёл он несколько дней. В одно из пробуждений Бран смог открыть глаза. Жажда терзавшая всё время, наконец, покинула его. Странно, но Бран чувствовал себя бодрым и отдохнувшим, как будто не было этих нескольких дней, полных ужасных мук. Вот только он был сильно голоден. Кажется, даже быка мог съесть. Бран вскочил на ноги, удивившись лёгкости, с которой он это сделал. Почва под ногами будто спружинила и Бран, широко расставив руки легко спланировал в воздух. Вот это да. Бран не успел удивиться, он кинул взгляд себе на ноги и закричал от ужаса. Вместо ног он увидел две темно-зелёные лапы, увенчанные черными наростами когтей. Лапы висели в нескольких сантиметрах от земли. Бран поднял взгляд выше и словно со стороны увидел в кого превратился. Он кричал и кричал. А люди, которые ненароком услышали этот бешеный рёв, в ужасе бежали в замок, требуя немедленно защитить их от чудовища. Так пустошь оправдала свою страшную славу, породив на свет ужасного дракона.

Бран долго не мог свыкнуться со своим новым обликом. Оказавшись в драконьем теле он упал на самое дно черных глубин отчаяния. Он не видел ни надежды, ни спасения. Несколько раз он порывался полететь во дворец, найти Мейб и сожрать с потрохами противную колдунью. Останавливало его только одно, Бран справедливо считал, что смерть колдуньи навсегда похоронит его в теле дракона. Если кто-то и знал, как ему превратиться обратно в человека, то это мог быть только тот, кто превратил его в чудовище. То есть, ненавистная королева. Ещё Бран понял, что обретя пасть полную сотни острых зубов, он потерял способность разговаривать по-человечьи. Когда Бран пытался говорить, то из его глотки или вылетал рык, похожий на раскаты грома, или бешеный рёв, заслышав который, любой в страхе останавливался и начинал мелко дрожать, пытаясь нащупать амулеты, не способные противостоять рассерженному дракону.

Особенно плохо становилось Брану, когда он вспоминал об Элис. Вот кто оказался потерянной для него навсегда. Это была постоянная и неугасающая боль. Бран думал о том, как ему опять увидеть её. Он знал, что она испугается его жуткого облика, но всё что ему хотелось, это увидеть её хоть один раз перед смертью. Получив крылья, Бран облетал все близлежащие земли и нашёл на западе высокие скалы. Их зубцы были похожи на остро оточенные пики. Если подняться высоко в небо и со всей силы ринуться вниз на эти пики, то смерть будет хоть и страшной, но недолгой. Тогда всё точно закончится. Бран начал искать возможность в последний раз увидеть принцессу, перед тем как воплотить свой замысел.

Он летал вокруг города и королевского замка, до дрожи пугая своим видом горожан и придворных. Но Элис так и не увидел. Конечно, разве пристало принцессе выходить и рисковать собой ради того, чтобы взглянуть на сказочное чудовище. Ей положено было прятаться от него в самой дальней комнате, ведь всем известно, как любят драконы похищать принцесс и заточать их в высокие башни. Бран не знал, что на самом деле Элис видела его. Каждый раз, когда крылатая тень нависала в небе над дворцом, Элис поднималась на башню в верхнюю комнату и оттуда следила за стремительным полётом дракона. Вот уже почти год прошёл, как о Бране не было никаких вестей. Придворные шептались об его таинственном исчезновении, выдвигая разные версии. Принцесса внимательно выслушивала их, даже самые фантастические, но ни одной не верила. Сердце подсказывало ей, что её светловолосый воин жив, но находится в большой беде. Она верила в силу его любви и знала, не было на свете преград, которые он не смог преодолеть, чтобы встретится с ней вновь. И она терпеливо продолжала ждать его. Дракон же вызывал в принцессе непонятный интерес. Элис думала, что исчезновение Брана и появление в их краях дракона, как-то связано между собой. Она попыталась поделиться своими мыслями с отцом и сёстрами, но ей не поверили, наоборот в замке стали поговаривать о том, что бедняжка принцесса после пропажи жениха потихоньку сходит с ума. Если бы придворные могли заглянуть в мысли Элис, то ужаснулись и изолировали её от окружающих. Но, к счастью, даже всемогущая мачеха не могла знать, что творится в голове у сумасбродных королевских дочерей. На эту мысль сама того не желая, натолкнула Элис её старшая сестра Брунхильда. Сейчас это была маленькая женщина, потолстевшая от неимоверного количества поглощаемых ею сладостей. Глядя на неё трудно поверить, что десять лет назад она считалась самой красивой после Мейб девушкой королевства. Тогда она тоже готовилась к свадьбе. Её мужем должен был стать принц соседнего королевства Моретании, с которой уже давно Катания находилась в состоянии перманентной войны. Но перед самой свадьбой случилось несчастье, принц сошёл с ума. Он никого не узнавал, отказывался ходить в одежде, становился на четвереньки и мычал что-то неразборчивое. Тем не менее король Моретании не отказался от своего намерения, выдать его за прекрасную Брунхильду, как его состояние значительно ухудшилось. Принц начал покрываться шерстью и через неделю его нельзя было отличить от обычной обезьяны. Он как-то смог вырваться из-под круглосуточной опёки и сбежать, когда его везли на собственную свадьбу. Моретанский принц был первым, кого постигло необъяснимое несчастье, а все последующие случаи лишь укрепили за Катанскими принцессами мрачную славу Проклятых невест.

Брунхильда оказалась стойкой девушкой и смогла выдержать постигший её удар. И сейчас спустя десять лет, она не растеряла присущего ей оптимизма и заряда веселья. Однажды, она вместе с Элис поднялась на башню, чтобы посмотреть вблизи на страшного дракона. Сёстры стояли плечом к плечу и рассматривали, как изумрудного цвета дракон, яростно пронзает своим стройным телом небесную твердь над притихшим городом.

- Какой красивый, - неожиданно вырвалось у Элис. При этом она смущено посмотрела на старшую сестру.

- Да, как я тебя понимаю, - поддержала её Брунхильда. – Я многое бы отдала за то, чтобы этот дракон похитил меня и заточил в самой высокой башне на свете. А после охранял и приносил со всего света разнообразные сладости, которых я даже никогда не пробовала.

- Так ты хочешь, чтобы дракон тебя похитил только ради сладостей?

- Не только. Здесь так скучно и тоскливо, хочется ну хоть какого-нибудь приключения.

- Конечно, - впервые за последнее время на лице Элис появилась улыбка. Это была лишь слабая тень былой улыбки, но Брунхильда и этому обрадовалась. – А если бы к тому же, к башне со всех концов страны поспешили храбрецы, чтобы в блестящем поединке убить дракона и освободить бедную принцессу из жестокого плена…

- Да, - поддержала фантазию младшей сестры, старшая, - а я бы лила на этих славных рыцарей сверху кипяток, чтобы они не обижали моего милого дракошу и не лишили меня всех изумительных вкусностей, которые он мне добывает.

Сёстры рассмеялись. Дракон сделал над городом последний круг и улетел обратно в пустошь, а принцессы спустились вниз и разошлись по своим покоям. Вот тогда-то в голове Элис и появились эти опасные мысли. И у неё появилось стойкое предчувствие, что ей нужно торопиться, чтобы осуществить свой план.

Через несколько дней опять раздался пронзительный сигнал дворцовой рынды. С того времени, как над городом впервые показался дракон, королева приказала стражникам дежурить на дворцовой крыше, и оповещать город сигналом рынды о каждом появлении крылатого чудовища. По каким-то причинам королева сильнее всех боялась его. Она приказала оборудовать в подземелье комнату для себя и как только над городом раздавался пронзительный сигнал, сломя голову бежала в неё и запиралась там, не впуская никого, кроме Герды, доверенной служанки. Так было и в этот раз, Мейб в сопровождении Герды спустилась в подвал, а Элис поднялась на башню. В этот раз, она не пряталась в комнате за стрельчатыми окнами, а вышла на узкий балкончик, кружевом опоясывающий её периметр. Элис была одета в длинное белое платье, волосы она украсила живыми цветами и распустила, и они тяжёлым бархатом упали ей на спину, спускаясь ниже талии. Не скрываясь, стояла она в гордом одиночестве над притихшим от ужаса городом. Дракон заметил её появление и поменяв траекторию полёта, направился к башне. Когда он подлетел совсем близко и застыл перед ней, принцесса не выдержав силы взгляда его жёлтых глаз, закрыла свои. Открыла она их только когда почувствовала, что её стан обнимают жёсткие лапы, царапая роговыми пластинами нежную кожу. Она закричала и в ужасе попыталась вырываться. Что же она натворила, безумная? Лучше бы она призналась во всём батюшке и тот запер её в самой сырой темнице. Но было поздно, ветер свистел в ушах, дракон стремительно летел прочь от дворца, поднимаясь всё выше к солнцу.

4.

Он поселил её на краю пустоши в высокой башне из чёрного камня. В башне было всего несколько комнат и они находились на самом последнем этаже, под плоской крышей. Как и следовало ожидать, в ней не было лестницы, ни внутри, ни снаружи, попасть к принцессе можно было только по воздуху. Конечно, зачем дракону лестница, когда тот умеет летать? Зато в башне имелся большой балкон, который выдерживал тяжесть драконьего тела, когда он прилетал, чтобы положить к ногам Элис всевозможные подарки, которые добывал во всех концах страны. Прилетал дракон каждый вечер перед закатом. Он оставался на балкончике до утра, словно охраняя её сон. Элис быстро привыкла к такому распорядку и с нетерпением ждала вечера, чтобы увидеть, что на этот раз раздобыл изумрудный дракон, чтобы немного порадовать свою принцессу.

Спустя ровно месяц под балконом чёрной башни появился первый рыцарь - освободитель принцесс и бравый убийца драконов. Прямо с утра он красовался перед Элис на коне, стремясь показать себя во всём великолепии, похваляясь тем, как с лёгкостью прихлопнет зелёную букашку и так надоел принцессе, что она сама была готова спуститься вниз, ради того чтобы убить хвастуна. Рыцаря спас дракон. Появившись вечером, он без лишнего рёва, чёрной тенью внезапно спикировал на опешившего от такого положения дел рыцаря, и схватив его нижними лапами, вместе с конём унёс куда-то в сторону далёких западных гор. Через два часа дракон вернулся как ни в чём-не бывало и залетев на балкон, как верный пёс растянулся у ног взволнованной принцессы. Та, недолго думая, устроила ему выволочку в духе старых семейных пар.

- Что ты так долго? – принцесса бросилась на дракона и неловко заколотила меленькими кулачками по его тяжёлой броне. – Неужели не понятно, я волновалась.

Дракон ничего на это не ответил. Он был счастлив, что принцесса рядом, больше не плачет и не закрывает в страхе лицо, когда видит его, как вначале. Иногда он даже допускал мысль, что она догадалась, кто скрывается в гибком теле сказочного страшилища. Но счастье его не могло быть полным. Огорчил Брана и появившийся рыцарь. Он знал, следом за этим хвастунишкой придут другие, а может и целое войско. Ведь ни одно храброе сердце не будет мириться с тем, что где-то на краю пустоши, день и ночь томится в ужасном плену прекрасная принцесса. Он и сам, если бы оставался человеком, бросился ей на помощь, даже если это была ни его прекрасная Элис, а какая-то другая, абстрактная принцесса. И однажды найдётся смельчак, который сможет его одолеть. Во всяком случае, раньше находился, и не было сомнений, что этот случай как-то выбивается из других. Ведь никто не знал, откуда появляются драконы. Может в них превращают храбрых воинов злые колдуньи, так как было с ним, Браном. Раньше, когда у Брана не было Элис, он был готов примириться со своей смертью. Но сейчас он страстно желал опять жить и стать человеком. Он думал об этом днём и ночью, но не мог придумать способа, как всё вернуть обратно.

На протяжении следующих трёх месяцев число желающих убить дракона достигло отметки в сотню. Они приходили почти каждый день. Многие на конях, увешенные дорогим оружием, а некоторые пешком, с самодельными луками и стрелами. Все хотели получить в жену принцессу и ещё полцарства в придачу. Именно такой слух распустила мачеха Элис, для того, чтобы навсегда погубить Брана. Собирались даже целые ватаги. Несколько раз дракон был ранен, так как не хотел убивать воинов. Бран совсем пал духом. Однажды произойдёт непоправимое, или он убьёт или его убьют. Брану раньше случалось убивать, но это были враги. Бандиты и разбойники. Сейчас же на него с мечами наперевес шли бывшие товарищи по оружию. Однажды пришёл капитан Джекия, который восемь лет назад учил юного Брана искусству быть воином, и один раз спас жизнь. Брану пришлось быть очень осторожным. Джекия был сильным и опытным воином и поединок с ним мог закончиться непредсказуемо. К счастью, конь Джекия оступился, испугавшись огня, который Бран выпустил поверх головы всадника. Воспользовавшись этим счастливым случаем, Бран сбил с ног Джекия вместе с конём, и придавил их до полуобморочного состояния. А затем освободив капитана от оружия, унёс его как можно дальше от Чёрной башни.

После Джекия долго никто не появлялся. И Бран с Элис решили, что за них забыли, как однажды покой принцессы нарушили. Это была маленькая сгорбленная старушка. Одна из травниц, которые с ранней весны и до поздней осени бродят по полям и лесам королевства, собирая лекарственные травы. Иногда эти старушки видят невиданное и слышат тайное потому что идут обычно не разбирая дороги, куда глаза глядят. Старушка выбрала момент, когда дракон улетел по своим делам и появилась перед окном принцессы. Она не стала звать её, а уселась в тени широкой раскидистой чинары и достав из холщовой сумки чёрствый хлеб принялась завтракать. Во время этого занятия её и заметила Элис. Вначале она не поверила своим глазам. Много месяцев Элис не видела женщин. К башне приходили только мужчины. Похвалиться своей удалью, да помахать вдоволь широкими булатными мечами. Увидев старушку Элис почувствовала тягу к людям. Ей захотелось пригласить женщину к себе, накормить её более вкусными вещами, чем хлеб и немного поговорить. Словно почувствовав её взгляд старушка подняла лицо вверх и увидела Элис.

- О, боги! – воскликнула она, - кто ты чудесное дитя и что делаешь в Чёрной башне?

- Я Катанская принцесса Элис. Здесь меня держит взаперти дракон.

- Тут живёт страшный дракон, который держит в ужасе всю округу?! Бедная я и несчастная! Я пропала! – заголосила старуха.

- Не бойтесь, бабушка. Он не такой страшный, как вы говорите. На самом деле он очень добрый и не причинит вам вреда.

- Твоими бы устами деточка. Но пожалуй я пойду подобру-поздорову. – Начала собирать снедь в котомку старушка, - а может я могу тебе чем-то помочь?

- Да, можете, - обрадовалась Элис. – Мне здесь очень скучно. Я почти год никого не видела, кроме дракона. Мне и поговорить-то не с кем. Вот если бы вы остались и немного поговорили со мной.

- Что ты? А как прилетит чудовище, он же сожрёт меня с потрохами.

- Не переживайте, бабушка. Дракон прилетает поздно, перед самым закатом.

- Ну если так, то я останусь. Спрашивай, что ты хочешь знать.

- Расскажите о королевской семье. Как они живут? Скучают ли по своей Элис или уже забыли?

- Что ж я тебе расскажу? Где они, а где я. Вестимо скучают, какой отец будет спокойно спать, если его дочь в плену у чудовища томится? И ведь какие страшные вещи о нём рассказывают.

- Об отце?

- Нет. О драконе. Ведь ещё никто не вернулся из тех доблестных воинов, кто отправился тебя вызволять. Больше сотни храбрых юношей полегло в жестокой схватке. Белеют под солнцем их косточки сахарные, выклевал им глаза вороны хищные.

- Что вы такое говорите? Дракон никого не убивает.

- Откель тебе знать деточка, ежели ты того не видела?

- А кто видел?

- Но и воинов в живых тоже никто не видел. А тут ещё люди начали таинственно пропадать по всей стране. Как где-то увидят в небе тень страшную, крылатую, там на утро несколько людей и не досчитаются. Людоедом стал твой дракон.

- Всё вы врёте. И зачем я только с вами разговариваю.

Принцесса в гневе убежала с балкона и наглухо захлопнула за собой дверь. Старушка ещё немного потопталась и ушла восвояси. А Элис стали мучать старухины слова, что её дракон людоед. И верила она им, и не верила. Ведь это дракон. Природа у него такая - сжигать посевы, рушить дома, красть скот и людей убивать. Что ж она накрутила себе романтических бредней. Принцесса и дракон. Ведь и те сокровища, которые он приносит тоже у кого-то отбирает. На них, наверное, прикипели и кровь, и слёзы, и горе людское. В гневе принцесса собрала все подарки дракона и выкинула их из окна на утрамбованную поединками жёсткую землю.

5.

Прилетев вечером Бран сразу заметил, что-то не так. Принцесса не вышла по обыкновению, чтобы встретить его. Он посидел немного на балконе и не дождавшись, когда откроются двери слетел вниз к башне, ночевать. Там, в пыли и грязи он обнаружил подарки, которые выкинула Элис. Ему стало обидно. Он отгрёб их подальше в кусты, а сам положил голову на передние лапы и так пролежал всю ночь, не смыкая глаз. А чуть только развиднелось, поднялся в небо и полетел в сторону королевского дворца, искать королеву Мейб. Принцесса тоже плохо спала, несколько раз вставала с постели, подходила к балкону, но так и не решилась выйти наружу. Вышла она из башни только, когда дракон улетел. И внизу обнаружила вчерашнюю старушку. Та, ползала по кустам, собирая в сумку найденные драгоценности. Принцесса прокашлялась, чем испугала травницу. Та неловко подпрыгнула и завертела головой по сторонам. Потом сообразив, что звук донёсся сверху, подняла лицо к небу. Заметив принцессу нищенка улыбнулась, из-за чего её лицо стало похоже на сморщенное печёное яблоко.

- Доброе утро, красавица, а я вернулась, чтобы тебя опять развлечь разговорами.

Старушка благоразумно молчала о найденных сокровищах. А вдруг, отберут.

- Доброе утро, бабушка. Если вы опять будете страшные сказки рассказывать, как вчера, то пожалуй и не нужно возвращаться.

- Прости старую. Огорчила я тебя не со зла. Твоя жизнь итак не сладкая, ещё и я со своими бреднями пристала. Недавно интересный сказ слышала, хочешь, расскажу? – перевела разговор травница.

- Хочу. Подождите минутку. - Принцесса скрылась в башне, а после вышла с множеством подушек в руках. Часть она бросила на пол, а часть скинула вниз, для бабушки.

Та поблагодарила девушку и усевшись удобнее принялась за сказ.

- Бают, что в далёком царстве жила-была королевская семья. Король, королева и множество дочерей. Жили-богатели, пока не случилось несчастье, заболела королева. Самые лучшие знахари собрались к её постели, но ничего не смогли сделать, помучавшись неделю, королева умерла, оставив сиротками двенадцать дочерей.

Старушка остановилась на мгновение, чтобы немного выпить воды.

- Складно ты рассказываешь бабушка. Продолжай.

- Сейчас, доченька, что-то в горле пересохло.

Старушка спрятала кувшин обратно в сумку и продолжила:

- Король долго держал траур по погибшей жене, но делать нечего дочерям нужна была мать, ему жена, а народу – королева и король опять женился. Новой королевой стала женщина красивая и богатая, но никому неизвестная, родом из другого государства. Никто не знал откуда она пришла и что делала до того момента, как появилась при дворе.

- Что-то знакомая сказка, бабушка, - прервала травницу принцесса, - а не могла ли я её раньше где-нибудь услышать?

- Вряд ли доченька. Сказ - новый, за то ручаюсь. Но позволь мне продолжить. – Не дождавшись ответа от принцессы, старушка продолжала.

- Король женился, но не получил того, что желал. Дочерям королева стала злой мачехой, для страны - жестокой властительницей, а для него коварной ведьмой. Взяла ведьма власть над ним и всей страной и стали от этого идти разные несчастья. Урожай в стране больше не поспевал, ежели его на корню не сбивал град или цвель от постоянных дождей, то незнамо откуда прилетали вороны и склёвывали всё до последнего зёрнышка. Но это были не все напасти. Из болот прямо в людские дома лезли жабы и змеи. Жабы прыгали на грудь младенцам и душили их во сне, змеи жалили всех подряд и от их яда в те года помёрло народу безлич. Через год начался великий голод. Люди поев домашнюю скотину вначале выбили всё зверьё в округе, брезговали только воронами, так как их мясо разлагалось прямо на глазах, превращаясь в зелёную слизь. Оттого в народе стали поговаривать, что все эти беды неспроста, и во всём виноват король и его новая королева. Везде то и дело вспыхивали бунты, люди требовали, чтобы король развёлся с женой и заточил её в темнице или прогнал из царства прочь. Но король был слеп и глух к народу и никого не хотел слушать, кроме своей обожаемой королевы.

- Какие ты интересные вещи рассказываешь бабушка, теперь я вижу, что эта сказка мне не знакома.

- Дальше ещё интереснее, доченька. Самая любимая дочь у короля была младшенькая. За это время она подросла и превратилась в писаную красавицу. Полюбил её знатный воин и пошёл просить её руки. Ничего не боялся он, много раз выходил в бой и один на один, и в составе бранной рати, но перед троном, лицом к лицу с королём и королевой, почувствовал жуть неимоверную. Вроде и нечего ему было бояться, так как дал король-батюшка своё согласие на брак и через месяц назначили весёлую свадьбу, а всё-таки когда уходил из тронного зала все поджилки у него тряслись от ужаса неведомого.

Травница опять прервалась, на этот раз, чтобы покушать. Она достала из сумки чёрствый хлеб и, жалуясь на дряхлые зубы, принялась размачивать его в воде. Принцесса опять прошла в комнату и вынесла оттуда целую корзинку разнообразной снеди.

- Подождите бабушка, сейчас я угощу вас чем-то более мягким и вкусным, чем чёрствый хлеб.

Она спустила на верёвке старушке корзинку. И та поблагодарив принцессу за доброе сердце, пообедала. После обеда, старушка продолжила рассказывать сказку.

- Весть о свадьбе любимой дочери короля разнеслась по всему государству. Люди искренне радовались, так как младшую принцессу любили в народе, за доброту и красоту, да лёгкий незлобивый характер. Её жених так же был в большом почёте. В этой свадьбе народ увидел избавление от всех бед. У короля не было сыновей, а старшие дочери имели сварливый нрав и все сплошь были уродливы, поэтому младшенькую и её будущего мужа стали пророчествовать на трон. Эти настроения дошли и до ушей королевы. Сильно взбесилась она, била в своих покоях и крушила всё, кричала так, что все слуги и царедворцы попрятались кто куда, а после затихла, будто её и не стало совсем. Когда на следующее утро, осмелевшие слуги заглянули в её покои, то не нашли и следа королевы. Весть об её исчезновении быстро облетела королевство, народ обрадовался и везде повсеместно начались гуляния, с песнями и плясками. Люди доставали последнюю снедь, выносили на улицу, где накрывались длинные столы, чтобы всем вместе отпраздновать избавление от злой колдуньи. И только один король не поддался общему настроению, закрылся в покоях пропавшей жены и никого не соглашался видеть, даже любимую дочь.

Наконец, настал день свадьбы. На пир, который устроили во дворце собрались гости. Молодые заняли место во главе свадебного стола, вышел и король. За эти дни, что он провёл в добровольном заточении, он сильно сдал. Похудел, по-стариковски сгорбился его прямой стан, поседели некогда черные, как смоль волосы. Словно выпили из него все соки, и лишь тень былого могущественного короля, села рядом с принцессой. Но ничто в этот день не могло помешать всеобщему веселью. Когда свадьба была в самом разгаре и уже почти все поднесли молодым подарки, в распахнутой двери зала появилась высокая, закутанная в плащ фигура. На её лицо был низко надвинут просторный капюшон, так что никто не мог под ним разглядеть, кто это пожаловал на свадебный пир. И только когда фигура заговорила, узнали голос исчезнувшей королевы. У всех присутствующих по спине прокатились мурашки, волосы на руках и ногах вздыбились и всё веселье спало на нет.

- Что же вы без меня за свадебный стол сели? – спросила королева.

Никто не осмелился ответить ей и колдунья продолжила.

- Что ж, а я не с пустыми руками пришла к свадебному столу.

С этими словами королева развязала завязки на плаще и он бесформенной кучей упал на пол. Придворные увидев, кто скрывался под ним, в ужасе завопили. Началась давка. Люди, позабыв от страха обо всём на свете бежали от мрачной фигуры в разные стороны и рискуя жизнью выпрыгивали из окон дворца, забывая что под ними выкопан для защиты от врагов, глубокий ров. В зале остались только молодожёны, король и красный дракон, в которого от злобы превратилась злая колдунья.

- Что боитесь? – воскликнула королева. – Посмотрите, хорошо посмотрите, что вы со мной сделали! Потому что это последнее, что вы видели в своей жизни!

С этими словами огнедышащее чудовище поднялось в воздух и полетело прямо на невесту с женихом. Забытый всеми король в ужасе забился под стол, надеясь таким образом остаться в живых, а жених, выхватив из-за пояса кинжал, заслонил собой принцессу. Дракониха издевательски захохотала, увидев, какое оружие приготовил воин для борьбы с ней.

- Да ты видно глуп? Думаешь я испугаюсь твоей булавки.

И дыша огнём, она кинулась на жениха. Тот быстро прикрылся щитом. Огонь прошёлся по железу, съедая и плавя броню и через секунду воин вынужден был отбросить его, так как он стал непригоден к бою. Сверкающая сотней острейших зубов драконья пасть нависла над ним. Казалось, спасенья нет. И сейчас злая ведьма сожрёт и храброго воина и прекрасную принцессу, и даже трусливого короля. Но жених сделал быстрый выпад правой рукой. И тот самый маленький кинжал, пройдя под нагрудной пластиной, вонзился в самое уязвимое место драконихи, её чёрное сердце. Не знала колдунья, что кинжал этот был не простой, а смоченный драконьей слезой, он был в силах разрушить любую магию. Упала дракониха на пол и умерла в страшных муках, превратившись в зловонную лужу зелёной жижи. Вскоре вернулись слуги, вытерли и её. Так не осталось и следа в королевстве от злой в и могущественной волшебницы. На небе сразу разошлись тучи, прекратился нудный дождь и вышло ясное солнышко. Вороны, жабы и змеи тоже исчезли неизвестно куда. И отныне их в этом королевстве никто и никогда не видел. Все зажили спокойно и счастливо. А когда король умер на трон взошла его младшая дочь и её муж.

Старуха замолчала. Она опять достала из сумки кувшин и долго пила из него. Принцесса же сильно задумалась.

- А правда, что слеза дракона имеет такую власть, как в сказке? – спросила она.

- Этого мне не ведомо. Люди разное говорят, - ответила старуха. - Тот сказочник, что поведал мне эту сказку, утверждал, что это всё не выдумки, а самая настоящая правда. В доказательство он мне даже вот что отдал.

Травница опять полезла торбу и достало оттуда какую-то вещицу, замотанную в тряпку.

- Что это? – спросила принцесса.

- Тот самый кинжал, который убил злую колдунью, - ответила старуха, - во всяком случае, так утверждал сказочник.

- Покажи мне его, - попросила принцесса.

- Сейчас. Где тут твоя корзинка? – старуха с величайшей осторожностью опустила свёрток в корзинку.

Принцесса подняла корзинку наверх и достав свёрток из неё, аккуратно его развернула. На свет показался совсем маленький, словно дамский, кинжал. Его рукоятка была украшена зелёными и красными самоцветами, а само лезвие было тёмное, будто затуманилось.

Принцесса ещё многое хотела узнать у старушки, но когда стала её высматривать, то увидела, что перед башней никого нет. Элис позвала её, но никто не откликнулся на зов. Солнце опускалось к горизонту, темнело, так незаметно за сказкой прошёл весь день, и видно старушка ушла, испугавшись, что скоро прилетит дракон.

6.

Бран возвращался с поисков королевы Мейб ни с чем. Целый день он пролетал в окрестностях дворца, но так и не смог её увидеть. Он знал, Мейб пряталась от него, потому что боялась. Бран даже стал подумывать о том, чтобы ворваться во дворец, круша и сжигая всё на своём пути. Его останавливала только любовь к Элис. Если при нападении погибнет кто-то из её родных, он знал, она не простит ему этого, даже если злые чары падут и он прямо на её глазах, превратится обратно в человека. Поэтому дракон был не в самом лучшем настроении и даже сжёг парочку ворон, некстати увязавшихся за ним следом. К его удивлению, в этот вечер принцесса встретила его на балконе. Это всё женские штучки, решил Бран. Подулась вчера немного, а сегодня отошла и ведёт себя, как ни в чём не бывало. Дракон обрадовался и решил покатать принцессу. Он знал, что ей очень нравилось подниматься в воздух на его спине. Он взял маленькую скамеечку, поставил её рядом с собой и после растянулся у ног Элис.

- Сейчас, - сказала Элис, поняв, что ей предлагается прогулка, - я только захвачу корзинку с едой, вдруг мы найдём чудесную полянку и спустимся пообедать.

После принцесса забралась на широкую спину дракона и удобно устроилась там. Бран расправив крылья, осторожно поднялся в воздух и полетел в южную сторону, к морю. Через полчаса он приземлился на отдалённом от людских поселений, узком пляже. Он думал, что принцесса обрадуется, увидев море, которое очень любила, но она оставалась печальной и задумчивой. Принцесса всё время думала о словах старушки. О том, что её дракон, на самом деле не такой добрый, как она считала, а людоед и о сказке, рассказанной сегодня. Несколько раз она порывалась достать кинжал из корзинки, вонзить его в доверчивое сердце и разом освободится от плена. Но не могла решиться. Ей было жалко убивать дракона. Для неё он никак не был мифическим чудовищем. Наконец, она решила, что завтра старушка придёт опять, и тогда она её хорошенько обо всём расспросит. Принцесса проголодалась. Бездумно она запустила узкую ручку в корзинку, чтобы выбрать себе какой-то фрукт, как неожиданно её палец укололо что-то острое.

- Ай, - вскрикнула принцесса и оттолкнула корзинку от себя.

Она перевернулась и её содержимое рассыпалось. Зазвенел кинжал, ударяясь о камни. В лунном свете тускло засветилось его лезвие. Лишь на самом кончике, остром словно игла, чернела капля крови принцессы. Словно почувствовав её, сталь на клинке задрожала и ещё больше затуманилась. Вместе с тем принцесса ощутила слабость. Она упала рядом с кинжалом и осталась лежать, не в силах пошевелится, скованная смертельным недугом. Дракон, который примчался на её крик, в горе застыл над телом любимой. Бросив вокруг взгляд, он сразу всё понял. Горы содрогнулись от его рёва. Его отзвук даже докатился до стен дворца, который находился на много миль к северу. Бран взмахнул крыльями, и поднялся в небо. На что ему это мощное тело, пасть усеянная смертоносными зубами? Лапы, ударом которых он мог убить лошадь? Огонь, который может испепелить всё живое? Зачем ему это? Ведь он не смог защитить единственное дорогое, что у него было. Принцесса умирает, а он ничем не может помочь ей. Дракон опустился к Элис. Что ж он умрёт рядом с ней. Где-то здесь лежал смертоносный кинжал с отравленным лезвием, одна маленькая царапина, и он присоединится к любимой. Пусть не здесь, но они всё равно будут вместе. Но Бран нигде не смог найти кинжал. Выполнив своё чёрное дело, заколдованный клинок, обратился в горсточку праха. Дракон склонился над телом принцессы. Он хотел оплакать её, но не мог. В теле дракона, созданном, чтобы извергать огонь, не было ни одной капли жидкости, чтобы пролиться, оплакивая любовь. Сердце Брана разрывалось от горя. В его глазах сильно запекло, словно в них горстями ссыпали песок. Прозрачная, огромная, словно сто карат, слеза выкатилась из одного глаза. Сверкающей драгоценностью упала она на грудь принцессы. За ней показались другие, уже не такие огромные. Дракон плакал и слёзы затуманили его взгляд. Поэтому он не видел, как принцесса очнулась от смертельного сна и в радостном изумлении, посмотрела на него. Не видел, что его противная зелёная кожа лопается и лоскутами падает на землю.

- Бран!

Бран перестал плакать и увидел, что его принцесса живая и невредимая, смеётся и протягивает к нему руки.

- Элис! – воскликнул Бран.

И тут он увидел, что произошло чудо. Слёзы дракона развеяли злые чары. Он снова стал человеком. Несколько минут они не могли от счастья вымолвить и слова. Только сидели, взявшись за руки и не могли отвести взгляда друг от друга. Первой очнулась Элис.

- Бран, а где дракон? Нам нужно срочно бежать. Он может вернуться в любой момент.

- Не бойся, Элис. Дракон больше не вернётся.

Бран рассказал принцессе о том, как злая колдунья заманив его к себе, пыталась соблазнить, а после разозлившись, отравила. Как он превратился в дракона и мечтал о смерти. Что его единственным желанием было увидеть напоследок свою принцессу.

- А дальше ты всё знаешь.

Принцесса в ответ рассказала ему о том, что случилось с ней.

- Я люблю тебя, признался Бран, - подумать только я чуть тебя не потерял.

- Я тоже люблю тебя. Но что мы будем делать дальше?

- Как что? Жить долго и счастливо.

Бран подобрал меч валявшийся неподалёку (именно на этот пляж он сгружал оружие и доспехи побеждённых им воинов) и аккуратно погрузил его в небольшую лужицу, которая натекла из слёз дракона. Лезвие сразу задымилось и почернело.

- Но перед этим предлагаю навестить одну милую старушку – сказочницу. Как ты на это смотришь, моя принцесса?

- Я согласна со всем, что ты скажешь, о, возлюбленный мой воин.

- А с тем, что нам целую ночь нужно идти? Крыльев ведь больше нет.

- И с этим тоже.

Влюблённые поднялись и пошли на север. Когда они достигли города, то узнали, что им никого не нужно убивать. Злая колдунья, после того как развеялись её чары и дракон опять стал воином, умерла сама. Упала на пол прямо посреди бала, за миг превратившись из цветущей женщины в старую и уродливую каргу. Король приказал немедленно выбросить её тело на пустошь без похоронного обряда, так как оно начало стремительно разлагаться.

К тому времени, когда воин и принцесса достигли дворца, уже ничего не напоминало об её присутствии. На следующей неделе сыграли их свадьбу. А закалённый на драконьих слезах, клинок, Бран повесил на стену. На всякий случай. Как надёжную защиту от всякого колдовства.

КОНЕЦ



Виктория Земскова

23 Сентября 2013




Читайте также

  Волна и остров
  Сама пишу – сама и троллю!
  Как я с ленью боролась
  Парик
  Слово – шаг

МЕТКИ

сказка о принцессе и драконефентезипроза

Поддержите проект, поделитесь с друзьями


НАША ГРУППА ВКОНТАКТЕ


НЕТ КОММЕНТАРИЕВ, БУДЬТЕ ПЕРВЫМ! КОММЕНТИРОВАТЬ



 


НА ВЕРХ